Сталин о важности образования

Иосиф Виссарионович Сталин придавал огромное значение теории марксизма и, по словам людей, которые с ним работали, неоднократно говорил, что «без теории нам смерть». Сталин имел ввиду самое тщательное и самое глубокое освоение теории марксизма-ленинизма, а отнюдь не о том, что нужна какая-то новая, ещё несуществующая теория.

«Положение сейчас таково, — сказал Сталин, — либо мы подготовим наши кадры, наших людей, наших хозяйственников, руководителей экономики на основе науки, либо мы погибли! Так поставлен вопрос историей». Указанная проблема волновала Сталина на протяжении многих десятилетий.

Еще в 1924 г. на XIII съезде партии он говорил: «Один из опасных недостатков нашей партии состоит в понижении теоретического уровня её членов. Причина — адская практическая работа, отбивающая охоту к теоретическим занятиям и культивирующая некую опасную беззаботность — чтобы не сказать больше — к вопросам теории»1.

И дело здесь не просто в просветительской заботе о самообразовании членов партии. Дело глубже. Уже Ленин подчеркивал эту глубину: «Экономической силы в руках пролетарского государства России совершенно достаточно, чтобы обеспечить переход к коммунизму. Чего же не хватает? Ясное дело, чего не хватает: не хватает культурности тому слою коммунистов, который управляет»2. При этом культурность в ленинском понимании охватывает науку, технику, образование.

С особой остротой указанная проблема встала перед партией после победоносной Великой Отечественной войны, когда надо было определять пути дальнейшего развития общества и строительства коммунизма. В этот период теоретическое отставание членов партии становилось совершенно неприемлемым. «Орден меченосцев» не должен превращаться в «хор псаломщиков, отряд аллилуйщиков», — предупреждал Сталин.3 «Общеизвестно, что никакая наука не может развиваться без свободы критики, без борьбы мнений», — подчеркивал он.4

Серьезную озабоченность Сталина вызывала общая культура массового сознания, культура мышления. Он иронизировал по поводу логических ошибок собеседников, например, о распространённой ошибке «post hoc ergo propter hoc», когда ошибочно заключают: «Произошло после этого, значит — вследствие этого». По его инициативе в систему общего образования были включены логика и психология. В нелегкие военные годы Сталинскими премиями были отмечены труд С. Рубинштейна «Основы общей психологии» (1942 г.) и «Логика» Асмуса (1943 г.). Читателю был возвращен классический учебник логики Челпанова.

Для того, чтобы оживить научную мысль, поднять роль теории, знания, образования, Сталин выдвигает многочисленные инициативы и предложения.

Можно вспомнить, что в 1947 г. он передал группе учёных предложение создать «Общество по распространению научных и политических знаний». Соответствующее решение правительства было необычайно щедрым для тех нелегких послевоенных лет. Общество «Знание» попросили возглавить замечательного ученого, Президента Академии наук СССР академика С. И. Вавилова. Общество получило в свое распоряжение здание Политехнического музея рядом с ЦК партии, а также обрело широкие издательские возможности.

В том же году по инициативе Сталина было создано Издательство иностранной литературы, которое было призвано знакомить советского читателя с лучшими новинками зарубежной литературы в сфере естественных и общественных наук. Как из рога изобилия полился поток современных книг по физике, астрономии, химии, биологии, генетике.

Иосиф Виссарионович Сталин

1Об итогах XIII съезда РКП(б) Т. 6 С. 257

2XI съезд РКП(б), ПСС, Т. 45

3О политической стратегии и тактике русских коммунистов: Набросок плана брошюры. Т. 5. С. 406—407.

4И. В. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания