Топливный бунт Эквадора

В начале октября Эквадор охватила волна протестов против отмены топливных субсидий правительством Ленина Морено. В результате захвата протестующими столицы страны — Кито, власти бежали из города и в конце концов были вынуждены оставить систему топливных субсидий нетронутой.

Чтобы понять причину подобных действий правительства, называющего себя левым, необходимо рассмотреть события, произошедшие в Эквадоре за последние 20 лет.

В 1998—1999 годах в стране разразился суровый экономический кризис, на который власти ответили сокращением бюджетных расходов. Из-за стремительного обесценивания национальной валюты в оборот был введён доллар США. Экономический коллапс сильнее всего ударил по сельским жителям, большинство из которых составляют индейцы. Одним из пунктов «программы жёсткой экономии» была как раз отмена субсидий на топливо. Протесты индейцев быстро захлестнули всю страну, и армия Эквадора свергла президента страны, Хамиля Мауада, таким образом устранив формальный источник проблем.

Рабочий Фронт Латвии связался с жительницей одного из небольших городов, у которой есть родственники в Гуаякиле (втором по величине городе Эквадора). Она сообщает: «Мы очень потрясены тем, что происходит в больших городах. Много погибших. По новостям ничего не показывают, люди многое не знают и думают, что ничего не происходит. На самом деле всё очень серьёзно. Мы на всякий случай запаслись провизией и ждём конца этого ужаса. Уже третью неделю длятся протесты и митинги, выстрелы и марши. Все нападки на правительство оправданы: это худшие люди у власти за очень много лет. Даже после землетрясения в апреле 2016 года не было так много вещей, которые разъединяют наш народ».

После череды правых президентов в 2007 году был избран Рафаэль Корреа, представитель социалистического альянса ПАИС1. Благодаря высоким ценам на нефть, главному экспортному товару Эквадора, правительство создало программы социальной поддержки бедных слоёв населения, которые заключались в простой выдаче пособий. После падения цен на нефть в 2014 году, приведшего к резкому падению доходов, Корреа решил не баллотироваться на четвёртый срок в 2017 году. Вместо него был избран его соратник Ленин Больтайре Морено, который заявлял о продолжении курса своего предшественника. Однако цены на нефть так и остались низкими, что усилило нагрузку на бюджет этой и так небогатой страны. Экономические просчёты правительство маскировало внешними займами, в результате чего долг Эквадора за последние 6 лет вырос с 10 млрд долл. до более чем 40 млрд.

Чтобы избежать очередного эко­но­мического краха, власти страны планируют выйти из ОПЕК в 2020 году ради возможности экспортировать нефть выше положенных квот. Правительство Морено также обратилось к МВФ с просьбой об экстренном займе. В обмен на обещанные 4,2 млрд долл. Эквадор должен провести массовые увольнения госслужащих, сократить социальные пособия, приватизировать государственные предприятия, понизить ввозные пошлины, повысить налоговые сборы и отменить топливные субсидии. В целом, объём всех государственных социальных программ должен сократиться более чем на 75% (с 6,1 млрд до 1,5 млрд долл.). Отмена топливных субсидий повысит цену бензина с 0,49 до 0,61 долл. за литр, а дизельного топлива — с 0,27 до целых 0,60 долл. за литр! Именно этот шаг сильнее всего будет бить по бедным слоям населения: резкое повышение цен на горючее приведёт к неминуемому росту цен на все товары, включая продовольствие. Принятие этих экономических мер было одобрено как «социалистами» из ПАИС, так и правой оппозицией.

В результате неолиберальной политики правительства Морено в стране произошёл социальный взрыв. Загнанные в угол люди вышли на улицы и потребовали отмены людоедских экономических «реформ». На улицах слышны лозунги: «Ни Корреа, ни Морено, только народ спасёт сам себя!» Эквадорцы признают свою совместную вину в сложившейся ситуации и в том, что они поверили лживым обещаниям буржуазных партий. Полиция и армия не смогли запугать народ: в порыве единства он сорвал план правительства и заставил его отступить. Но надолго ли?

В Эквадоре есть революционная ситуация, но нет организованного рабочего класса, который бы шёл за своим авангардом — коммунистической партией. Трудовой народ колоссально силён, но вся эта сила бесполезна, если народ обманывают и усыпляют броскими лозунгами наподобие «социализма XXI века». Случайные бунты и протесты лишь сменят одно буржуазное правительство на другое, отсрочат наступление на права трудящихся. Эквадор, как и многие страны Латинской Америки, попал в «лево-правые» качели, где сменяющие друг друга партии с разной риторикой на деле являются всё теми же марионетками финансового капитала и исполняют любые его требования. Так, надежды народа каждый раз оканчиваются разочарованием и апатией.

Настоящие преобразования возможны только при наличии принципиально нового проекта развития страны. Это достижимо только в том случае, если в обществе будет зрелая коммунистическая партия, которая принципиально и последовательно выражает свою позицию, которая искусно владеет марксизмом-ленинизмом как передовой теорией освобождения общества, развивает и применяет его на практике. Нужна партия, которая тесно связана с трудящимися, твёрдо отстаивает их интересы и преобразует их в сплочённый рабочий класс, готовый взять государственную власть. Эквадор, как и любая другая страна капитализма, имеет все условия для возникновения такой партии. Она будет успешна только при чрезвычайно высокой теоретической подготовке её ядра, способного предупредить разложение и распад всего движения. Способна ли PCMLE2 или подобная ей партия на это?