Рижская судоверфь идёт ко дну

Как из судоверфи сделали оффшорную компанию
и почему рыночная экономика не работает

(О том, что происходит на Рижской Судоверфи сейчас читайте в новой статье: «Латвийское судостроение — всё…»)

Рига — портовый город, так сложилось исторически. Порт — это большая система со сложной инфраструктурой, и судно является его ключевым моментом.

Чтобы всё работало как надо, необходимо поддерживать работоспособность судов, а также ремонтировать и совершенствовать их. Необходимо создавать новые суда, как грузовые, так и пассажирские.

Рижский судоремонтный завод был основан в 1913 году немецким промышленным капиталом. На заводе производился ремонт небольших кораблей, а также оборудования лесопилок, бумажных фабрик и других предприятий. В ходе Великой Отечественной войны завод был уничтожен.

К восстановлению завода Советская власть приступила сразу после освобождения Риги в 1944 году. С новым размахом и на новой промышленной базе были построены: литейный цех, корпуса сварки, монтажный цех и другие сооружения. В 1963 году начался новый виток дальнейшего расширения судоремонтного завода. Завод обрёл новые причалы, были установлены плавучие доки, цех перекрытия, усовершенствована энергетика предприятия, развито складское хозяйство.

В Советское время предприятие было самым большим судоремонтным заводом в Прибалтике, на нём ремонтировали корабли морского флота и суда для научных исследований, строили паромы и многое другое. Продукция Рижского судоремонтного завода пользовалась большим спросом и применялась даже на Дальнем Востоке.

На социалистических предприятиях настоящими хозяевами являются его рабочие. Так это было и на Рижском судоремонтном заводе. За время своего функционирования завод построил поликлинику, стадион, детские сады, множество жилых домов (среди них восемь девятиэтажных), новые корпуса учебных предприятий.

Уже в 1971 году завод наградили орденом Трудового Красного знамени «за успехи в строительстве и ремонте судов».

Выпуск завода в 1983 г. составил более 11 млн рублей. Ежегодно завод осуществлял ремонт до 120 судов. На нём работали три тысячи рабочих. За весь период с 1950-го по 1991-й год было построено 309 судов, отремонтировано — 2920.

После контрреволюции 1991 года

Когда в 1991 году СССР был дезорганизован, на всей его территории полной грудью мертвеца задышал капитализм. Завод перешёл в собственность новоявленной Латвийской Республики. Руководством буржуазного государства сознательно были созданы все условия, чтобы задушить предприятия крупной промышленности, ликвидировать способный сопротивляться, но ещё не опомнившийся от потрясения, рабочий класс, подавить его волю к сопротивлению нарождающейся системе грабежа со стороны капиталистов и их государства. В условиях отсутствия заказов и централизованного финансирования, а также гиперинфляции, разрыва связей между республиками СССР, предприятию было практически невозможно сводить концы с концами, а дополнительные задержки финансовых потоков со стороны Латвийской Республики привели к полному разгрому завода.

Завод приватизировали в 1995 году, тогда же его переименовали в «Рижскую судоверфь» и перевели в статус акционерного общества. Отныне он призван служить не интересам трудового народа, который строил и развивал этот завод, а хозяевам вполне конкретных карманов.

У реорганизованной «Рижской судоверфи» были и крупные заказы. В 2011 году она осуществила поставку крупной буровой установки. Украинский «Нафтогаз» заплатил за этот проект 400 млн долл. Тогда же, по заказу военно-морских сил Латвии в 2011—2013 годах завод произвёл пять военных кораблей.

С 1991 по 2013 год завод построил восемь судов и 142 судовых корпуса.

К 2013 году над рабочими Судоверфи сгустились тучи — в управлении предприятия обострились разногласия. Это был конфликт между крупным акционером Василием Мельником с одной стороны и Анатолием Устиновым, Игорем Комаровым и Сергеем Голицыным с другой.

Представитель миноритарных1 акционеров Рейнис Берзиньш считает, что Устинов, Комаров и Голицын в 90-х годах «фактически спасли судоверфь от „прихватизации“ и сохранили рабочий коллектив». По его словам, все они — старые заводчане, которые работали на судоремонтном заводе ещё в 70-80-х годах. В один прекрасный день Василий Мельник вызвал их к себе и отчитал, после чего охрана вывела их с территории завода.

Почему это произошло? В январе 2014 года предприятию был перечислен последний транш из общей суммы платежа в 400 млн долларов. Завод осуществил ту самую «сделку века» — доставил нефтяные вышки. Сделка сопровождалась большими скандалами, в ней фигурировал Янукович и коррупционные деньги. Деньги были переведены через судоверфь и буквально через пару минут большая часть этих средств была уведена в неизвестном направлении.

Другими словами, из судоверфи сделали оффшорную компанию.

Видимо, в этот момент главный капиталист В. Мельник решил, что такие дела лучше проворачиваются без лишних глаз.

После этого в правление завода была включена дочь Мельника Екатерина. По словам Берзиньша, девушка с плохим характером и отвратительными манерами. Она меняла охранные предприятия только потому, что на проходной её машине не открывали шлагбаум заранее, и ей приходилось останавливаться как всем. Пользуясь своим положением, она начала управлять старыми заводчанами, ничего не соображая в делах завода. Многочисленные конфликты привели к увольнению всего старого состава менеджеров.

Бывший руководитель судостроительного отдела Геннадий Слёзкин говорит, что в апреле 2017 года за ремонт одного голландского корабля было переведено 1,5 млн евро, после чего деньги исчезли в неизвестном направлении. Испортить отношение с клиентами — это одно, а украсть деньги с его счетов — совсем другое.

В своё время В. Мельник приобрёл фабрику «Огрский трикотаж», на которой работало шесть тысяч человек. Через несколько лет он продал её за 2 млн латов с отключённым электричеством. Купить предприятие, выжать из него все соки, избавиться от него — вот принцип работы буржуазии. В случае с Судоверфью, Мельник просто перестал контролировать работу завода.

Сумма невыплаченной заработной платы превышает 100 тысяч евро, сроки невыплаты — шесть месяцев. По сообщениям рабочих, на заводе царствует настоящее беззаконие, людей унижают, их разговоры подслушивают… Администрация делает ставку на запугивание рабочих, то есть на террор, и даже, посредством охраны, применяет к ним грубую силу. К примеру, если кто-то задаёт вопрос, когда будет выплачена заработная плата, его выводят с территории завода. Оставленные без средств существования разъединённые люди не в силах сопротивляться.

Может показаться, что в основе таких грубых нарушений «объективная обстановка на рынке», но это не так. Спрос на ремонт судов есть, и немалый, однако действия «эффективного частного собственника» привели к тому, что завод практически не принимает заказов. Средства производства (доки, станки, постройки, сооружения и прочее) простаивают, ветшают и с каждым днём всё больше и больше устаревают. Особенно ироничным является тот факт, что завод, который пережил дезорганизацию Советского Союза и наиболее сильные до сей поры удары мирового кризиса, может пасть от руки пары слетевших с катушек капиталистов-аферистов. Если конечно их коварные планы не сорвут коллективные действия рабочих завода.

Поэтому Рабочий фронт Латвии призывает рабочих Рижской Судоверфи выйти на связь с активистами РФЛ и обсудить возможные действия по спасению завода. Помните! Вы, а не Мельник, — настоящие хозяева завода.

Опустевший столярный цех
Станки простаивают

На данный момент завод признан неплатёжеспособным, а это может означать, что он может пойти по следам Лиепайского металлурга.

Имеется информация, что Таллинский судоремонтный завод рассматривает вариант выкупить рижский и сделать из него свой филиал.

В 2017 году на верфи было занято 462 человека. С декабря прошлого года зарплаты не получили три четверти, то есть 352 сотрудника. И без того уже не многочисленных работников сначала перевели на четырёхчасовой день, соответственно уменьшив им зарплату, а затем и на двухчасовой рабочий день, при этом зарплату всё равно не выплачивают уже давно. Многие работают на двух работах, так как иначе не прожить.

Василий Мельник

А тем временем хозяин предприятия — то ли капиталист, то ли помещик — Василий Мельник покупает казино в центре Лондона за 15 миллионов фунтов стерлингов. С мраморной лестницей и позолоченными унитазами. А завод… А что завод? Разве может сравниться какой-то грязный вонючий судоремонтный завод в рижском захолустье с такой красотой в центре Лондона? И что ему дела до холопов.

Средства производства Рижской судоверфи
Спуск на воду нового рыболовецкого траулера 9 мая 2014 года на Рижском судостроительном заводе

1миноритарный акционер — акционер, размер пакета акций которого не позволяет ему напрямую участвовать в управлении компанией.