Труд и трудящиеся

Топ-менеджер — это такой конкретный пример, на котором наиболее часто спотыкаются марксисты в попытках социальной классификации, в поисках пролетариата. С одной стороны, он вне всякого сомнения наёмный рабочий, а значит пролетарий по Энгельсу1, а с другой — очевидный эксплуататор, недостойный высокого звания пролетария и даже трудящегося. Поэтому стоит разобраться в этом предмете с самого начала.

1. Определение труда и предметы труда

Труд в своём первоначальном, самом узком и глубинном значении — это специальная целесообразная человеческая деятельность по приспособлению вещества природы к определённой человеческой потребности. Корни труда уходят за горизонт существования человека как вида. И на протяжении многих тысячелетий труд являлся только непосредственным обменом веществ между человеком и природой, только физическим воздействием на предмет труда: землю, растения, животных, камень, дерево, кость — небогатый набор доступных предметов окружающей среды.

С развитием производства в сферу человеческой деятельности вовлекалось всё больше предметов труда, технологии усложнялись, начался процесс разделения труда. Помимо технологического разделения труда по роду деятельности, профессиям и ремёслам, выделилась и особая сфера управления людьми. По выражению Маркса, «всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных органов»2. Поэтому управление тоже называют трудом, ведь эта деятельность необходима для производства средств существования человека. Поэтому определение труда в широком смысле этого слова звучит так:

Труд (в широком смысле) — это целесообразная полезная деятельность.

Под полезной деятельностью понимается общественно полезная. Если бандит грабит прохожего, то для него самого это, возможно, в какой-то мере и полезно, но это, разумеется, не труд.

В дальнейшем процессе развития человеческого общества и повышения производительности труда выделяется ещё одна форма деятельности — умственный труд, деятельность в сфере идей. Она тоже становится необходимым элементом в системе общественного производства. Наука, образование, культура, искусство обеспечивают общественный прогресс, и большие группы людей полностью посвящают себя этим видам деятельности. Их труд, опосредствованный через труд других людей, в конце концов, также воплощается в материальных предметах, удовлетворяющих те или иные человеческие потребности.

Итак, мы рассмотрели возникновение трёх форм человеческой деятельности, или труда в широком смысле, по отношению к предметам труда:

  • труд, непосредственно преобразующий материю и энергию или перемещающий их — это труд в узком смысле или производительный труд;
  • труд, направленный на людей, — управление, образование, медицина, услуги — труд в широком смысле;
  • труд, направленный на производство идей, — наука и искусство, это также входит в определение труда в широком смысле.

Последние два вида деятельности ещё называют непроизводительным трудом. Таким образом, производительным трудом называется только труд людей, непосредственно производящих полезные вещи. Это различение на производительный и непроизводительный труд существует не для того, чтобы морально принизить второй из них, а выводится на глубокой философской основе первичности материи и вторичности человеческого сознания. Маркс говорил, что «мораль, как и «заслуга» того и другого не имеют никакого отношения к этому различению»3. Более того, если бы всякий труд был объявлен производительным, слово «производительный» оказалось бы ненужным и только засоряло бы язык.

Рассмотрим далее движение непосредственно материального производства. Человек сначала производит продукты для своего собственного потребления. Начиная от первобытного общества и вплоть до феодального натурального хозяйства сначала род, затем племя, а впоследствии и крестьянская община обеспечивали себя всеми необходимыми жизненными средствами. Но постепенно, с углублением разделения труда, всё большие объёмы производимых продуктов становились товарами и производились уже не для личного потребления, а с целью их обмена на другие продукты.

Когда пришла пора всеобщего товарного производства, т. е. капитализма, почти все продукты труда пошли на рынок. В том числе, таким рыночным товаром стала и рабочая сила. Рабочий на фабрике стал производить уже не товар, который он затем продаёт, и, тем более, не продукт для собственного потребления. Его основным предназначением стало выполнение отдельных производственных операций. Происходит отчуждение работника от продукта труда и превращение его в частичного работника.

Продукт для собственного потребления → продукт для обмена → продукт для хозяина. Вот путь развития предмета физического труда в историческом процессе.

В ходе становления капитализма возник и обособился ещё один вид деятельности — управление капиталом. На первых этапах этого процесса управление капиталом было органически связано с производством. Создавая своё предприятие, буржуа сначала был вынужден непосредственно управлять производством. При расширении дела он один уже не мог справиться с управлением, поэтому должен был нанимать для этой цели надсмотрщиков, мастеров, управляющих, тех самых менеджеров, с которых и началась эта статья и к которым нам ещё предстоит вернуться. Прослойка менеджеров растёт с возрастанием капитала, и в форме акционерного общества всё управление производством полностью переходит в руки наёмных менеджеров. Акционеры теперь лишь принимают участие в управлении капиталом, но не производством. Можно ли считать деятельность такого акционера трудом? Для того чтобы обоснованно ответить на этот вопрос, нам следует перейти от предметов труда к цели труда, от внешних форм, к внутренним отношениям, от бытия к сущности.

2. Отношения в процессе производства и сущность труда

Итак, для того, чтобы на существующем уровне развития человеческого общества произвести предмет потребления, необходимы следующие условия:

  • физический труд рабочего по преобразованию материи;
  • интеллектуальный труд менеджера для организации труда рабочих;
  • интеллектуальный труд учёного, инженера, программиста и т. д. для производства идей: открытий, изобретений, внедрений в производство новых орудий труда;
  • интеллектуальный труд работников образования для обучения будущего рабочего, а также всех остальных членов общества;
  • интеллектуальный и физический труд работников здравоохранения для поддержания физического состояния рабочего и других членов общества;
  • наконец, труд работников искусства для воспитания всесторонне развитой личности и удовлетворения эстетических потребностей рабочего и всех остальных членов общества.

Только при наличии всех этих условий колосящиеся поля доставляют хлеб на наш стол, кусок угля из шахты превращается в свет и тепло наших домов, шерсть пасущихся в далёкой Австралии овец согревает наши тела, в то время как мы вкушаем духовную пищу за чтением умной книги. Выражаясь в более общих терминах, таким образом вещество природы вступает в кругооборот нашей жизнедеятельности.

Несложно заметить, что деятельность по управлению частным капиталом в вышеприведённом списке отсутствует. Она уже не является общественно необходимой. Всё, что надо, сделают без её участия. Капиталист как персонифицированный капитал имеет своей целью получение прибыли, извлечение из общественной плоти соков для обеспечения своего личного потребления, удержания личной власти, борьбы со своими личными конкурентами и сохранения власти своего класса. Он — не просто лишнее звено общества, но сковывающее, мешающее развитию и по своей сути — вредное. Поэтому такую деятельность вообще нельзя назвать трудом. Сегодня, на нисходящем тренде капитализма, финансовый капитал уже приобрёл абсолютно паразитическую форму. Он уже никоим образом не связан с производством, полностью отчуждён от него. Он получает прибыли от спекуляций, от скачков цен на бирже, зачастую от прямого разрушения производительных сил. Причём, именно в этом секторе фиктивного капитала в настоящее время генерируются основные прибыли в мировом масштабе.

Следовательно, все виды физического и умственного труда из вышеуказанного перечня являются общественно полезными, а всех людей, занятых этим трудом можно назвать трудящимися? Это было бы правильным, если бы над экономическим базисом не возвышалась политическая надстройка, если бы форма не влияла на содержание общества.

3. От абстрактного к конкретному

В действительности, мы живём в капиталистическом обществе с господствующими буржуазными отношениями. Эта форма довлеет над описанной выше картиной и искажает реальные проявления трудовой деятельности, которые помимо этого также могут перетекать одна в другую, находясь в единстве и противоположности, сосуществовать и конфликтовать.

Первое, на что мы должны обратить внимание, — это обширный класс мелкой буржуазии. Мелкий буржуа, с одной стороны, является собственником средств производства, капитала, а, с другой стороны, сам занят на них либо физическим, либо умственным трудом, а если имеет и нескольких наёмных работников, то и сам управляет ими. Он может, с одной стороны, эксплуатировать своих работников и жить частично за счёт их труда, а с другой — сам подвергаться эксплуатации со стороны крупной буржуазии — компаний, корпораций, торговых сетей и т. д. С одной стороны он трудится, а с другой — работает на рынок. Пока его трудовая общественно полезная деятельность доминирует над капиталистической частнособственнической составляющей, он является трудящимся. Природа не терпит такой двойственности. Своим идеалом мелкий буржуа видит, как правило, расцвет бизнеса, наём большего количества работников и уход на покой, где он сможет заниматься лишь управлением капиталом. То есть его цель — превращение в настоящего капиталиста. Но такая судьба светит единицам. Большинство разоряется и переходит на положение наёмного работника, но на их место рекрутируются всё новые и новые искатели счастья, впитавшие буржуазную идеологию «американской мечты», «успешности», упорно тиражируемых единичных Илонов Масков и Стивов Джобсов.

Более сложен случай «топ-менеджера». Если некритически и поверхностно применить к нему вышеуказанное определение пролетария Энгельса, то он таков и есть — наёмный работник, продающий хозяину свои интеллектуальные потенции, свою способность к управленческому труду. Но всмотримся глубже в его функции на предприятии. Управление производством — это лишь одна из них. Как представитель владельца он обязан обеспечивать ему непрерывное производство прибыли. Если он этого делать не будет, то моментально вылетит из кресла. Поэтому менеджер является инструментом эксплуатации в руках хозяина. Его объективным интересом является выжимание из рабочих прибавочной стоимости. Именно за это он получает свою высокую зарплату, которая является не только ценой его рабочей силы, но и частью прибыли хозяина, которой тот делится с ним. Конечно, в этой сумме сложно визуально отделить «трудовые гроши» от «иудиных сребреников» но, по сути, его доход — это превращённая форма прибыли капиталиста. Именно поэтому топ-менеджер не является пролетарием. Ленин дал развёрнутое определение классов, которое позволяет различить этот момент:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства»4.

Благодаря своему месту в системе общественного производства, менеджеры, управляющие этим производством, получают свою долю общественного богатства не за свой труд, а в результате эксплуатации, то есть за счёт присвоения чужого неоплаченного труда. Чем ниже положение управляющего, чем меньше в его распоряжении власти над рабочими, тем меньше «прибавки» от владельца и тем больше собственного труда содержится в его зарплате.

Рассмотрим с этой позиции теперь труд учителя. Он, безусловно занят общественно полезным делом — распространением знаний, преобразованием сознания своих учеников, воспитанием будущих поколений производителей и творцов. И в то же время он вынужден проповедовать ценности господствующего класса, внедрять в сознание учеников постулаты общества эксплуатации, готовить безропотных рекрутов армии труда и персонажей будущей схватки за «место под солнцем» в условиях капиталистической конкуренции. В точных науках, каковы математика и физика, это ещё не столь заметно, а преподаватели гуманитарных наук вынуждены заниматься этим уже вполне конкретно. Для директора же школы это становится основным содержанием его работы. Таким образом яд капиталистических отношений проникает в общественное сознание с детства. И таким же образом для работника сферы образования это означает постепенное превращение из популяризатора науки, из трудящегося в банального эксплуататора, вместе с возможным продвижением вверх по карьерной лестнице.

С той же точки зрения мы можем рассмотреть труд любого человека. Пожалуй, стоит ещё вкратце остановиться на труде программиста, как на особенно часто приводимом примере. Программист создаёт идеи — продукт интеллектуального труда. Если он при этом работает на собственном компьютере и продаёт свои программы на рынке, то он — трудящийся мелкий буржуа, которому система капитализма помогает превращать идеи в то, что он может продать. Если он работает на хозяина за зарплату, то его идеями торгует капиталист. Эти идеи, внедрённые на предприятии другого капиталиста, повышают производительность труда рабочего, и произведённая им прибавочная стоимость, превращённая в прибыль, делится между капиталистами, а часть её в виде зарплаты достаётся наёмному программисту. В этом случае он трудящийся, которого даже можно назвать в широком смысле «пролетарием умственного труда», как это сделал когда-то Энгельс5.

Но где пролегает граница между общественно полезным трудом и службой капиталу? Как отделить мелкого буржуа от крупного, менеджера-управленца от менеджера-эксплуататора? С кем бороться и с кем дружить рабочему классу? На этот вопрос марксист должен отвечать вопросом: «А вы с какой целью интересуетесь?» Ибо при рассмотрении не классов, а единичных людей, главным является не их положение в производстве, не размер их зарплаты, а их сознание и деятельность. Самый распролетарский рабочий может быть носителем буржуазного сознания. И таких в капиталистическом обществе большинство, наши предки наблюдали их в гитлеровской армии сначала с некоторой надеждой, а затем с правильным пониманием того, что в общественном сознании господствует сознание господствующего класса. А с другой стороны, представитель мелкой буржуазии или интеллигент может, встав на пролетарскую позицию, совершить много общественно полезного на благо рабочего класса — передового класса современного общества, за которым будущее. Освещать дорогу рабочему классу — этом и есть всемирно историческое значение интеллигенции.

1«Под пролетариатом понимается класс современных наёмных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу». Примечание Энгельса к английскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» 1888 г.

2К. Маркс. «Капитал». т. 1 гл. 11. Кооперация.

3Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 26, ч. I. С. 168.

4В. И. Ленин. «Великий почин».

5«Пусть ваши усилия приведут к развитию среди студентов сознания того, что именно из их рядов должен выйти тот пролетариат умственного труда, который призван плечом к плечу и в одних рядах со своими братьями рабочими, занятыми физическим трудом, сыграть значительную роль в надвигающейся революции». Ф. Энгельс. Международному конгрессу студентов-социалистов.